Уже второй год семья Гурьевых занимает второе место в рейтинге «Форбса» самых богатых кланов России. Главный их актив – это группа «Фосагро», крупнейший в России и третий в мире поставщик фосфоросодержащих удобрений. Причина такого взлёта – высокие мировые цены на продовольствие. Ведь именно владельцы фосфатов – одни из конечных бенефициаров роста цен на сельхозпродукцию.

Сюжет: Коррупция

Государство просто обязано обложить конъюктурные сферы дохода новыми налогами. Тем более, что олигархи просто используют наследие советской эпохи, ничего нового не создавая.

Состояние семьи Гурьевых Forbes оценивает в 6,9 млрд долларов. Львиная доля активов принадлежит 61-летнему Андрею Гурьеву-старшему. Личное состояние его 63-летней супруги Евгении оценивается в 580 млн долларов. 35-летняя дочь Гурьевых Юлия живёт в Лондоне, она замужем за Алексеем Мотлоховым – сыном бывшего зама губернатора Мурманской области (именно там расположены добывающие предприятия «ФосАгро»). Говорят, его отец, Владимир Мотлохов, уйдя с госслужбы, получил хорошую должность в «ФосАгро», но сейчас на сайте компании менеджер с такой фамилией не упоминается. Основная работа по ведению бизнеса семьи лежит на 39-летнем Андрее Гурьеве-младшем. Он 17 лет работает в компании отца и сейчас занимает пост генерального директора.

В интересах Ходорковского

Как делают фосфорные удобрения? Сначала из гигантских карьеров на БелАЗах вывозят апатитовую руду. Потом её обогащают, отделяя от примесей. Затем апатитовый концентрат смешивают с серной кислотой. По меркам современной химии процесс не сложный. Единственная проблема – куда девать отходы, прежде всего насыщенную химикатами воду, которая остаётся после обогащения сырья. В Мурманской области ещё с советских времён её сливали в специальное озеро. Как такое озеро влияет на экологию региона – бог весть. Однако известно, что на его берегу летом образуются залежи солей, которые разносит ветром. В случае с производством «Фос­Агро» солёная химическая пыль летит в город Апатиты, легко преодолевая расстояние в 8 километров. В прошлом году Росприроднадзор заявил, что начал расследование о пылении мурманского хвосто-хранилища «ФосАгро». Чем оно закончилось, не сообщалось. Но именно экология – ахиллесова пята этого прибыльного производства. Как ни крути, а приходится договариваться с властями.

Андрей Гурьев-старший, судя по всему, мастер подобных переговоров и выстраивания компромиссов. Об этом говорит вся история его работы в «ФосАгро».

Напомним: добыча апатитов в Хибинах (Мурманская область) с 1990-х находилась в структуре бизнес-империи Михаила Ходорковского. «Из приговора Мещанского суда города Москвы, вынесенного в 2005 году Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, следует, что в 1994 году через офшорные компании и группу подставных лиц бывшие олигархи преступным путём отобрали «Апатит» у государства. Сначала 20% акций, а со временем все остальные, переведя их на счета многочисленных офшоров», – писало издание Moscow Post. Было ещё одно обвинение в адрес владельцев «Апатита». Люди Ходорковского создали фирму-прокладку «Апатит-Трейд», через которую продавали продукцию за рубеж. Деньги оседали на её иностранных счетах, а завод в Мурманской области сидел на голодном пайке, имел задолженность по налогам. Интрига в том, что Андрей Гурьев-старший, работавший в «Менатепе», курировал этот проект со стороны Ходорковского. А когда олигарх попал в опалу, именно Гурьев оказался бенефициаром компании и вышел сухим из воды. Хотя на процессе по делу Ходорковского и упоминались эпизоды, связанные с ЗАО «Апатит», копать под Андрея Гурьева следствие не стало. Тем более что в разгар процесса над Ходорковским Андрей Гурьев уже был сенатором от Мурманской области и пользовался неприкосновенностью (он занимал пост в Совфеде с 2001 по 2013 год).

Стратегический бизнес

По теме

Договариваться с властью владельцам «ФосАгро» приходится и теперь. Продукция их имеет стратегическое значение для сельского хозяйства. А в агросектор в последнее время инвестируют всё больше влиятельных людей, которые умеют лоббировать свои интересы на федеральном уровне. Их заботит повышение урожайности, а достигается оно за счёт удобрений. Но важна и цена. Так что российских поставщиков агрохимикатов обязали поставлять свою продукцию на внутренний рынок с дисконтом от экспортных цен. Решение вроде бы очень патриотичное, но рождает конфликт интересов. Химикам гораздо выгоднее в первую очередь обслуживать экспортные заказы, ведь там банально больше платят. Вот и слышим мы каждый год то из одного, то из другого региона, как фермеры плачут: не успели закупиться удобрениями.

Ситуация сложилась такая, что производители удобрений явно последуют за металлургами, для которых вот-вот введут налог на сверхприбыль. И действительно, почему бы государству не использовать шанс поднять доходы и заодно поддержать своих сельхозпроизводителей. Ведь экспортная пошлина на вывоз удобрений в последние годы равна нулю, и выглядит это в сложившейся ситуации довольно странно. Тем более что новые технологии в растениеводстве сделали удобрения стратегическим сырьём. К примеру, Израиль чуть ли не в песке выращивает картофель на российских удобрениях, а потом продаёт его нам. При этом на российских чернозёмах, которыми у нас принято гордиться, урожайность получается ниже, чем у евреев. Всё просто: у наших крестьян не хватает денег на подкормку. Ситуация развивается явно не в пользу российской экономики. Почему в таком случае удобрения беспрепятственно вывозятся? Может настало время здорового протекционизма? Пока выходит, что на природных богатствах страны наживаются отдельные предприниматели.

Справедливости ради нужно сказать, что возможность ограничить экспорт удобрений, как это сделали с зерном, обсуждался. Продвигал это вопрос Минсельхоз во главе с Дмитрием Патрушевым. Но на защиту химиков сразу же встал Минпромторг. Спор этот развернулся в начале этого года, и именно тогда по какому-то совпадению под Дмитрием Патрушевым зашатался стул. Ещё бы, ведь на производстве удобрений у нас зарабатывают компании, бенефициары которых обладают мощнейшим лоббистским ресурсом. И если в фосфорном сегменте безоговорочным лидером является «ФосАгро», то остальные поделили акулы российского бизнеса. Здесь и Дмитрий Мазепин с «Уралхимом», и семья Махлай с «Тольяттиазотом», и «Газпром нефтехим Салават» под кураторством Алексея Миллера… Пока в лоббистских войнах поставщикам удобрений сопутствует удача. Они без всяких квот отгружают продукцию на экспорт и зарабатывают на растущем рынке. И это приносит огромные барыши. К примеру, акции «Фос­Агро» в первом полугодии подорожали в 1,5 раза. Чистая прибыль компании только за шесть месяцев года составила 45 млрд рублей при выручке 176 миллиардов.

Андрей Гурьев-старший известен в Лондоне как обладатель самого большого жилого дома. Поместье под названием Witanhurst является вторым по размерам после королевского Букингема. Площадь дворца – 3700 квадратных метров, в нём 65 комнат и бальный зал. Здание было построено в начале XX века на деньги магната Артура Кросфилда. А в 2008 году куплено у его потомков офшорной компанией Safran Holdings Limited за почти полмиллиарда долларов. СМИ писали, что офшор этот как-то связан с Мотлоховыми, но в конце концов владельцем дворца стали считать Гурьева.

Между прочим, Гурьевым прямо или косвенно принадлежит только около половины акций «ФосАгро». Второй по размеру пакет (более 20%) имеет ректор Санкт-Петербургского государственного горного университета Владимир Литвиненко.